DE EN RU

Clarus Capital Group

Outlook 2022

23. декабря 2021

Экономический прогноз

Новая волна COVID-19 снова принесла на фондовые рынки страх, а инфляция беспокоит не только инвесторов, но и регуляторов. Сложившаяся ситуация поставила перед центральными банками непростую задачу. Слишком быстрое ужесточение монетарной политики может привести к рецессии, тогда как чрезмерная задержка может спровоцировать неконтролируемую инфляцию. Тем временем инвесторам приходится лавировать в непростых поисках соотношения между рисками и доходностью.


ТАКТИЧЕСКОЕ РАСПРЕДЕЛЕНИЕ АКТИВОВ

Ликвидность Нейтральная
Облигации Ниже рынка
Акции Нейтральные
Альтернативные инвестиции Нейтральные

Макроэкономика

В последние два месяца 2021 года показатели первичных заявок на получение пособия по безработице в США вернулись на докризисный уровень - около 200 тысяч заявок в неделю. Уровень безработицы в США составил в ноябре 4,2%, что ниже прогнозировавшихся 4,5% и ниже октябрьского показателя в 4,6%, однако все еще на 0,7% выше докризисного уровня. В то же время доля экономически активного населения все еще находилась на уровне 61,8%, что приблизительно на 1% ниже средних докризисных показателей. Более того, ноябрьский показатель занятости вне сельскохозяйственного сектора в США составил 210 тысяч. Это существенно ниже прогнозировавшихся 500 тысяч, то есть в США трудоустроены значительно меньше людей, чем ожидали аналитики. Все это свидетельствует о том, что американский рынок труда восстанавливается, но о полном восстановлении говорить пока рано. Тем временем инфляция по-прежнему высока, а риск того, что период высокой инфляции затянется, растет.  Последний индекс потребительских цен показал, что в ноябре потребительские цены выросли на 6,8% за последние 12 месяцев. Годовая инфляция без учета энергоносителей и продуктов питания составила 4,9%. Центральные банки по всему миру признают это и соответственно корректируют свою политику. Так, после декабрьского совещания, ФРС объявила об ускорении сокращения денежных вливаний в экономику: объем закупаемых активов будет сокращаться на 30 миллиардов долларов в месяц (вместо заявленных ранее 15 миллиардов долларов в месяц). Такими темпами программа будет свернута уже ко второму кварталу 2022 года, открывая возможность для повышения учетной ставки. Большинство членов комитета ФРС по операциям на открытом рынке ожидают трех повышений ставки в 2022 году, что свидетельствует об усилении опасений касательно роста инфляции в ближайшие пару лет. Вместе с тем, несмотря на ожидание большего количества повышений ставки в более короткий период, долгосрочная часть точечного графика прогнозов остается неизменной по сравнению с ноябрем. То есть, хотя в комитете ФРС по операциям на открытом рынке больше не говорят о «преходящей» инфляции, похоже, долгосрочные инфляционные ожидания остаются умеренными.

Тем временем в еврозоне уровень безработицы с учетом сезонных колебаний составил в октябре 7,3%, вернувшись к показателю конца 2019 года. Количество занятых в еврозоне в третьем квартале 2021 года существенно выросло по сравнению с предыдущими кварталами, и превысило 160 миллионов человек, что даже немного выше докризисных показателей. Инфляция в Европе также выросла, хотя и не так резко, как в США. Ноябрьский гармонизированный индекс потребительских цен показал, что в ноябре потребительские цены в еврозоне выросли за год на 4,9%. Годовая инфляция без учета энергоносителей и продуктов питания составила 2,6%. ЕЦБ, хотя и начал переводить свою политику на чуть более агрессивные рельсы, сохраняет гибкость и осторожность.   После декабрьского совещания, управляющий совет ЕЦБ объявил, что экстренная программа количественного смягчения в связи с пандемией не будет продлена после марта 2022 года. При этом было оставлено много пространства для маневра на случай, если состояние экономики все еще будет уязвимым.  В то же время ЕЦБ планирует увеличить темпы своей программы закупки активов до 40 миллиардов евро во втором квартале 2022 года, и постепенно снизить их до 20 миллиардов евро в месяц с октября 2022 года и далее «до тех пор, пока в этом будет необходимость». ЕЦБ начнет повышать учетную ставку только после прекращения закупки активов. Но прежде, чем это произойдет, в центробанке хотят, чтобы среднесрочные прогнозы по инфляции стабилизировались на уровне выше 2%. Это означает, что ЕЦБ по-прежнему готов терпеть периоды роста цен выше целевого уровня инфляции.

 

Инструменты с фиксированной доходностью

Рыночные условия для инвесторов в инструменты с фиксированным доходом остаются сложными. Темпы нормализации денежно-кредитной политики ускоряются в свете инфляционных ожиданий, подпитываемых проблемами цепочек снабжения, ростом цен на энергоносители и высоким уровнем спроса. Как мы уже видели, центральные банки переходят на все более агрессивную политику, не желая терять авторитет. Последнее совещание комитета ФРС по операциям на открытом рынке показало, что инфляция превысила уровень, до которого она рассматривалась как временное явление. Это означает, что рынок ожидает от ФРС начала повышения ставок уже в марте 2022 года.  Такой ранний старт (в первом квартале) даст ему больше пространства для маневра. Тем более, что растущая с опережением тенденции экономика способна справиться с ужесточением кредитно-денежной политики. Повышение ставок, вероятно, начнется в первом полугодии 2022 года. 

На текущий момент прибыльность 10-летних казначейских обязательств США составляет около 1,45%. Это означает, что ни инфляция, ни перегрев экономики пока проблемой не являются. Напротив, это свидетельствует, что инвесторы не верят в длительный цикл ужесточения кредитно-денежной политики. 

Мы придерживаемся иного мнения. На текущих уровнях (прибыльность казначейских обязательств США - 1.45%) мы оцениваем вероятность роста  доходности выше, чем вероятность ее снижения.  Поэтому мы продолжаем сохранять осторожность относительно дюрации и предпочитаем вкладывать деньги в краткосрочный сегмент рынка. Нам требуется больше доказательств того, что инфляция носит временный характер, и что ФРС не отстает от экономической действительности. Хотя, возможно, процесс ужесточения денежно-кредитной политики будет проходить медленнее, чем в прошлых циклах, это не дает нам достаточно уверенности, чтобы зафиксировать долгосрочную доходность на текущих уровнях. Пока что рано об этом говорить, но мы не исключаем, пересмотра этой стратегии позже, во втором полугодии 2022 года. 

Хотя двухлетние ставки также будут расти, а потому потенциал роста цен на облигации ограничен, мы предпочитаем занимать дефенсивную позицию, соглашаясь на более низкую общую доходность наших инструментов с фиксированной доходностью.  

С другой стороны, мы по-прежнему считаем, что текущее состояние экономики позволяет нам добавить определенный кредитный риск. Облигации из секторов энергетики, сырья и финансов (сегмент добавочного капитала первого уровня (AT1)) все еще предлагают определенный повышенный спред. Кроме того, мы оптимистично настроены по отношению к гибридным облигациям хорошо известных корпораций. Мы считаем возможным идти вниз по кривой доходности или по структуре капитала, выбирая отдельные облигации с рейтингом BB. 

В отношении долларовых облигаций развивающихся рынков мы несколько более осторожны, поскольку повышение курса доллара и ставок ФРС, в сочетании с замедлением темпов экономического роста в Китае, могут повлиять на настроение инвесторов.  Тем не менее, позднее в этом году должны появиться возможности покупки  бумаг с высоким бета-фактором. 

В Китае в 2022 году могут предоставиться определенные возможности после того, как волатильность сектора недвижимости в 2021 году напугала многих инвесторов. Появились признаки ослабления политических ограничений и перспективы новых стимулирующих мер.  Однако мы считаем, что переходить к сектору высокодоходной недвижимости пока что слишком рано. А когда придет время, мы будем выбирать только крупнейших девелоперов, связанных с правительством. 

Бумаги инвестиционного класса в портфеле мы рассматриваем как страховку от убытков и потенциальный источник средств в случае крупной коррекции кредитных спредов. 

В целом перспективы для фиксированного дохода в этом году довольно туманны, поскольку рост ставок, и без того узкие кредитные спреды и не прекращающие подкреплять неприятие риска новости с «коронавирусного» фронта ослабят аппетиты инвесторов. Это может быть непросто, но мы считаем, что добиться положительной общей прибыли все же возможно.  Наш рецепт - хорошо отобранные корпоративные облигации (рейтинг  BBB-BB) с короткой дюрацией.

 

Акции

За последнее десятилетие финансовое сообщество привыкло к влиятельным и реагирующим центральным банкам. Новый год не станет исключением: пока фискальные рычаги остаются значительными и завязанными на денежно-кредитную политику, центральные банки продолжат сохранять бдительность и стремиться активно решать головоломку  соотношения экономического роста и инфляции, которая, по нашему мнению, будет доминирующим нарративном на рынках в течение всего 2022 года.  Это, скорее всего, еще больше увеличит десинхронизацию денежно-кредитной политики во всем мире и, вероятно, приведет к росту волатильности.  

Неожиданным выводом из декабрьского заседания ФРС стала его готовность отложить повышение ставок до выполнения своего своей задачи по восстановлению рынка труда. Прогнозы по ставкам вынуждают большинство аналитиков проявлять осторожность в отношении фондовых рынков, но истории известны очень разные циклы повышения ставок со стороны ФРС, которые приходят с высокой инфляцией / быстрым ужесточением денежно-кредитной политики  (-7,5% по S&P 500 в первые 4 месяца после подъема) или с медленными мерами ( + 15% за первые 12 мес.). Сейчас обновленный медианный прогноз комитета ФРС по операциям на открытом рынке говорит о трех повышениях ставки в 2022 году, и таком же количестве повышений в 2023 году. Отчасти ожидалось, что позиция ФРС будет более агрессивной,  но Пауэлл, похоже, хотел начать повышения как можно раньше, и это вызывает беспокойство.  В то же время, если позволит эпидемиологическая ситуация, улучшение ситуации с восстановлением логистических цепочек должно стимулировать рост в первом квартале, помогая тем самым глобальным фондовым рынкам.


ИНДИКАТОРЫ ФОНДОВОГО РЫНКА

Стоимость акций Нейтральная
Динамика Нейтральная
Сезонность Позитивная
Макро Позитивная

Как в целом, так и с точки зрения формирования портфеля, 2022 год будет более сложным, чем 2021 год. Инвесторам не стоит ожидать сохранения доходности акций на уровне 2021 года в условиях нормализации роста прибыли и усиливающегося давления на рентабельность.  Прогноз формирования тренда на понижение рентабельности не означает отрицательную динамику доходности или конец «бычьего» рынка, поскольку ведущую роль в росте прибыли на акцию будут играть валовые показатели. Тем не менее, это подразумевает ограничение темпов ожидаемой доходности, поскольку рост прибыли на акцию в 2022 году снизится с двузначных показателей до однозначных. Ключевым станет направление доходности облигаций. Рост доходности облигаций предоставит определенное преимущество ЭВС (Экономический и валютный союз ЕС). Япония в итоге должна извлечь выгоду из отсроченного восстановления экономики во втором квартале и более слабой японской йены. Также следует быть готовыми занять более позитивную позицию по развивающимся рынкам, когда китайские власти ускорят стимулирующую политику. Более того, качество экономического роста ухудшится (меньше роста, больше инфляции), даже если рост превысит свой потенциал на 2022 год.  Это означает, что Качество стоит рассматривать как превалирующее над базовой Стоимостью и Динамикой. По темам имеет смысл рассматривать Стоимость (банки), ценообразовательную способность (предметы роскоши, полупроводники), растущие товары (энергоносители), капитальные вложения (капитальное имущество) и Качество (фармацевтический сектор). 

Мы ожидаем, что сокращение денежных вливаний в экономику в США будет протекать без неожиданностей. Однако инвесторам следует держать в уме любые возможные понижательные риски, такие как: 

  • Некоторые риски,  провоцирующие экономический спад, глубина которого зависит от характера и интенсивности шока.  
  • Ослабевание высокого ценового давления по мере падения глобального спроса и ухудшения состояния рынков труда.  
  • Обновление стимулирующей денежно-кредитной и налоговой политики; возможно, еще один шаг в направлении финансового подавления.
  • Отложенный рост инфляции, вынуждающий центральные банки отклониться от собственных принципов и потерять доверие. 
  • Различные триггеры, включая резкое снижение экономических показателей в Китае, усиление пандемии, финансовые потрясения, снижение инфляционных ожиданий, стихийные бедствия, связанные с изменением климата, и политические ошибки. 

Такое возобновившееся сползание в сторону стагфляции не является нашим основным сценарием, но его нужно иметь в виду. В заключение, мы сохраняем нейтральную позицию и смотрим на фондовые рынки в первом квартале 2022 года с осторожным оптимизмом, который должен быть подкреплен в предстоящем сезоне отчетности за четвертый квартал.

 

Альтернативные инвестиции

Как и на фондовых рынках, на рынках сырья наступают нестабильные времена, ограничивающие коэффициент риска/доходности. Рынок нефти потрясают волны потребительского шока, вызванные пандемией и ограничивающими экономическую деятельность мерами, однако предложение по-прежнему ограничено и должно поддерживать цены. Нефть марки Brent, начавшая год на отметке 50 долларов за баррель, сейчас торгуется в районе 72 долларов, после того, как в октябре достигла на пике отметки в 85 долларов за баррель. Динамика цен на нефть также была впечатляющей. Если взглянуть на показатели общей доходности, учитывающие форвардную кривую, за год можно было добавить дополнительные 10%. Абсолютным лидером в секторе энергетики стал природный газ, цена которого на условиях немедленной оплаты и поставки выросла на 680 процентов.  Цены на золото в 2021 году колебались в диапазоне от 1.900 долларов в начале года до 1.700 долларов после внезапного обвала, и в итоге вернулись к уровню около 1.800 долларов из-за инфляционных ожиданий. Таким образом, подразумеваемая волатильность на рынке золота снизилась с 20 процентов до 14 процентов. Поведение цен на золото обусловлено ожиданием повышения ставок в США. При этом золото должно служить средством защиты от инфляции.

На рынке хеджевых фондов предпочтение отдается низковолатильным стратегиям. Наиболее прибыльными для хеджевых фондов были стратегии совмещения длинных и коротких позиций, отраслевые (например: энергетика), тогда как макро-стратегии и стратегии игры на волатильности дали отрицательный результат. Необходимости в хеджировании фондовых рынков пока еще не было. 

Для инвестиций в частные рынки это был очередной хороший год с доходностью, равной доходности на публичных фондовых рынках.  Из-за наценки за неликвидность частные рынки заслуживают стратегического распределения в портфеле. Подробнее мы описываем это в специальной теме «Частные рынки».

На валютном рынке также отразится растущая разница в ставках, что пойдет на пользу североамериканским валютам и британскому фунту стерлингов. Помимо резкого роста процентных ставок, канадский доллар получает поддержку за счет устойчивого экономического роста и все еще высоких, несмотря на недавний спад, цен на нефть. Устойчивый рост экономики США и ожидание более раннего, чем предполагалось, начала повышения ставок, будут оказывать поддержку и американскому доллару.  Однако потенциал роста доллара США ограничен из-за его и без того высокой стоимости.  С другой стороны, британский фунт относительно дешев, что открывает возможности роста на ближайший год.

Условия для евро ухудшились. Однако экономика еврозоны должна продолжать восстанавливаться, а более низкие темпы инфляции в ней снова позволят обеспечить более высокую реальную доходность.  На этом фоне в целом евро сможет укрепиться.

Швейцарский франк в последнее время продолжает укрепляться за счет опасений по поводу стагфляции. Однако в 2022 году продолжающееся восстановление мировой экономики и рост реальной доходности окажут давление на швейцарскую валюту, ослабляя ее позиции.

План действий для доллара должен проясниться: ФРС стала гораздо чувствительней к данным, и в начале нового года, когда штамм «Омикрон» начнет угасать, программа количественного смягчения подойдет к концу, и начинается повышение ставок в США, доллару будет открыт прямой путь к укреплению. И это, как правило, не сулит ничего хорошего для валют развивающихся стран. 

 

Актуальные темы

Инфляция

Рост инфляции в настоящее время носит повсеместный характер. Хотя большая часть составляющих индекса потребительских цен показала рост цен выше целевых уровней, наибольший вклад в рост инфляции в 2021 году внесли энергоносители, нехватка которых на рынке способствовала резкому росту цен. 

В целом, среди возможных объяснений происходящего, нужно выделить следующие: 

  • Цены на энергоносители (объемы добычи еще не вернулись к докризисному уровню; недостаточные резервы нефти и газа; погодные явления, способствующие сокращению резервов и, соответственно, росту цен на энергоносители) 
  • Эффект базы (рост цен в 2021 году усилен дефляционной средой в 2020 году, ставшей следствием масштабных локдаунов и сокращения расходов)
  • Неудовлетворенный спрос (после сокращения расходов в период пандемии у людей появилось больше денег, чем обычно, чтобы тратить на товары и услуги даже по более высоким ценам)
  • Узкие места в логистических цепочках (производство и транспортировка пострадали из-за связанных с пандемией карантинов и остановок, что спровоцировало дефицит и способствовало росту цен) 
  • Беспрецедентно крупные денежно-кредитные и фискальные программы привели к росту ликвидности

ФРС США и ЕЦБ прогнозируют, что повышенная инфляция сойдет на нет в течение ближайших двух лет, будь то из-за естественного экономического развития или за счет мер, предпринимаемых центробанками.  В частности, в 2022 году ожидается стабилизация цен на энергоносители (хотя необычно холодная зима в Северном полушарии может привести к еще большему подорожанию энергоносителей), эффекты базы, естественно, исчезнут, как и избыточные сбережения, а денежно-кредитные и фискальные программы стимулирования экономики подойдут к концу. Восстановление логистических цепочек будет продвигаться по мере взятия эпидемиологической ситуации под контроль и снижения вероятности  локдаунов и карантинных мер. Потенциально более существенным фактором роста цен является рост заработной платы. Если нехватка рабочей силы сохранится, работодатели будут вынуждены повышать зарплаты для привлечения рабочих. Это может в потенциале привести к возникновению инфляционной спирали, в которой рост зарплаты способствует росту цен, которым компании будут компенсировать подорожание производства, что, в свою очередь, будет приводить к новым требованиям повышения зарплат со стороны рабочих, которые захотят компенсировать рост цен, и далее по кругу. Однако угасание пандемии должно привести к росту количества людей, желающих вернуться на рынок труда, что должно нейтрализовать этот фактор.

Хотя ведущие центральные банки действуют очень осторожно, стараясь не навредить восстановлению экономики, похоже, что они довольно настороженно относятся к росту цен, и начинают меняют свою политику на более агрессивную. Конечно, слишком пессимистичное восприятие выходящей из-под контроля инфляции, может привести к реализации сценария самоисполняющегося пророчества (инфляционные ожидания вынуждают корпорации и рынки готовиться к росту цен, что в конечном итоге приводит к росту цен). Тем не менее, ведущие банки и аналитики ожидают, что инфляция достигнет пика в первой половине 2022 года, после чего начнет снижаться.

Несмотря на это, участники рынка стремятся защитить свои инвестиции в сложившейся обстановке.  Для этого есть несколько способов. Во-первых, активы с положительной реальной доходностью, такие как облигации с привязкой к инфляции и приоритетные кредиты с плавающей процентной ставкой, являются естественной защитой от инфляции.  Во-вторых, сырье или акции производителей сырья - еще один способ защитить ваш портфель от инфляции, поскольку они не только коррелируют с инфляцией, но их цены фактически влияют на инфляцию.  В-третьих, инвестиции в компании с высокой ценообразовательной способностью будут разумным выбором, поскольку их рентабельность с меньшей вероятностью пострадает при росте расходов.

 

Являются ли криптовалюты легитимным инструментом в контексте формирования портфеля? 

Ключевым является вопрос как включить криптовалюты в портфель смешанных инвестиций. В последние годы сбалансированные портфели становятся все более  несбалансированными. На фоне роста риска инфляции и по мере того, как низкая доходность облигаций обеспечивала все меньшую защиту от просадок капитала, начался интенсивный поиск альтернативных инструментов для диверсификации инвестиций, которые смогут помочь смягчить шоки роста или валютные шоки. Но чтобы быть полезным с точки зрения формирования портфеля, актив должен предлагать привлекательный коэффициент риска/доходности или низкую корреляцию с другими классами активов, а желательно и то, и другое. В течение последних 35 лет эту роль выполняли облигации, обеспечивавшие привлекательную доходность с поправкой на риск, имея при этом отрицательную корреляцию с акциями.

Отрицательная доходность, которую имеют 20% глобального долга, открыла другим видам активов возможность конкурировать с облигациями за роль диверсификатора.  В результате отсутствие денежных потоков или доходности стали менее серьезными факторами при рассмотрении инвестиций в криптовалюты, тем более, что то же самое верно и в отношении золота и фиатных валют большинства развитых стран.  А биткойн, который был первой криптовалютой и на сегодняшний день имеет самую большую рыночную капитализацию, продемонстрировал высокую доходность с поправкой на риск, по большей части «некоррелированную» с традиционными активами. Но история биткойна пока короткая и очень волатильная, и большая часть этой волатильности была специфической, что затрудняет оценку его способности играть полезную роль в портфелях. Кроме того, преимущество биткойна в виде заявленной  некоррелированной доходности с традиционными классами активов, похоже, не подтверждается. С 2014 года курс биткойна часто снижался в периоды просадки рынков капитала. Так было в 2015, 2018 годах и в первом квартале 2020 года. Эти серьезные просадки в сочетании с высокой волатильностью биткойна в конечном итоге перевесили преимущества его наличия в портфеле в более значимых объемах. 

Исследования показали, что даже когда биткойн занимал лишь 5% в портфеле 60/40, на его долю пришлось примерно 20% волатильности портфеля, в то время как доля 10-летних казначейских обязательств США составила только 2%. Похоже, что это слишком высокая концентрация риска для институционального портфеля. Столь высокая волатильность ограничивает и потенциальные отчисления от инвесторов, пользующихся стратегиями паритета рисков или ориентирующихся на определенный уровень риска в портфеле.

Среди других факторов, свидетельствующих против использования криптовалют при формировании портфеля:

  • Низкая и нестабильная корреляция с 2012 года
  • Отсутствие положительной ожидаемой доходности, которая была бы и предсказуемой, и привлекательной с поправкой на риск
  • Спорность реальной ценности
  • Проблемы с регуляторами и с налогообложением приводили к сильным откатам
  • Высокая волатильность, требующая более частой и неблагоприятной ребалансировки; это означает, что инвесторы вынуждены покупать при просадке и продавать в периоды роста
  • В целом рынок криптовалют невелик и довольно неликвиден по сравнению с рынками облигаций и акций
  • Риски хранения и взаимодействия с контрагентами могут быть сложными и дорогостоящими для управления 

Все вышеперечисленные факторы могут замедлить широкое принятие криптовалют институциональными инвесторами.  Однако поскольку для внедрения новых изобретений требуется время, есть вероятность, что в какой-то момент в будущем криптовалюты получат более широкое распространение. Это приведет к формированию более зрелого рынка и, соответственно, к снижению волатильности и доходности, как это произошло с золотом, когда частным инвесторам открыли доступ к сделкам с ним в 1970-х годах. 

 

Частные рынки: стоит ли игра свеч?

Развитие событий на биржевых площадках влияет на частные рынки. Пандемия ускорила структурные тенденции, а стабильность является еще одной тенденцией, стимулирующей инвестиции. Проблема с частными инвестициями заключается в том, что они как правило требуют тщательного отбора и активного управления, предлагая потенциальную долгосрочную ценность и диверсификацию. 

Фонд Blackrock выделяет возможности для частных рынков, финансирующих технологии в таких сферах, как энергетическая устойчивость, энергетические инновации, электромобили. Развитие климатических технологий, вероятно, останется доминирующей темой на частных рынках из-за дальнейшего внедрения ESG.  Ключевыми факторами будут отраслевое позиционирование, детализация и возможности относительной стоимости. В сфере недвижимости, вероятно, сохранится значительное расхождение между предпочтительными (логистика) и малоперспективными (офисная недвижимость) секторами. Структуры в сфере слияний и реструктуризаций продолжат играть активную роль, поскольку компании адаптируются к действующим мегатенденциям.

В более широком контексте мы рассматриваем частные рынки как важнейшее стратегическое вложение, учитывая их характеристики диверсификации и потенциал прибыльности.  Вместе с тем, инвесторам следует держать в уме два важнейших ключевых фактора:

  • Привлекательность малых и средних сделок
  • Демократизация частных активов (варианты ликвидности, варианты доступа)

Инвесторы часто упускают из виду один фактор, касающийся частных рынков, который можно использовать в своих интересах, а именно - тот факт, что подавляющее большинство сделок составляют малые и средние сделки. По данным Schroders, на их долю приходится 95% всех транзакций и 50% объема транзакций — это «длинный хвост» распределения частных активов.

«Учитывая большое количество транзакций, «длинный хвост» распределения частных активов предоставляет инвесторам более широкий спектр возможностей для получения того, что мы называем «премией за сложность» - набора уникальных навыков, применяемых для реализации сложных инвестиционных возможностей» (Schroders).

Изучив ситуацию с частным капиталом за последние 18 месяцев, Schroders приходит к выводу, что последствия пандемии COVID-19 были кратковременными, и теперь наступает спокойный период.  Активность по сделкам и реализации инвестиций бьет все рекорды. Показатели доходности резко выросли после пика пандемии, и в 2020 году этот класс активов показал самую высокую доходность за 14 лет.  Однако эта гладкая поверхность скрывает за собой существенную турбулентность.  Разброс результатов деятельности отдельных фондов по сравнению с прошлым десятилетием увеличился, отражая рост различий в траекториях развития компаний, секторов и отраслей экономики.

По мнению Schroders, такой разброс может быть предвестником наступления бурных времен. Некоторые явления, такие как цифровизация и автоматизация, являются ускорением тенденций, имевших место еще до пандемии. Другие, такие как скачки инфляции, могут возродиться спустя четверть века. Однако существенные изменения, произошедшие в структуре экономики и рынка по сравнению с предыдущими периодами инфляционных колебаний, позволяют опираться на исторический опыт лишь очень ограниченно. Третьи, например политическая и общественная ситуация, в которой частный капитал может оказаться в центре внимания после многих лет работы в непрозрачности, являются новыми. Все эти изменения происходят на фоне рекордно высоких показателей на частных рынках с соответствующими последствиями для того, как менеджеры должны выбирать свои инвестиции и управлять ими. 

В Clarus Capital мы предлагаем вам специально подобранные для вас индивидуальные решения для частных рынков. За конкретными идеями мы рекомендуем обратиться к вашему клиент-менеджеру.


Clarus Capital Group

Подписаться на новости компании

Подписаться на новости компании

Подпишитесь на новости Clarus Capital Group. Заполните форму, чтобы всегда быть в курсе самых последних новостей и обновлений в Clаrus Capital Group.